Огромное количество полей было каменистыми (ледниковый период, морена)
Учебные материалы


Множество полей было каменистыми (ледниковый период, морена)



Карта сайта seatonschwarz.com Часть долинных почв представляла собой тяжёлую глину с плохо пропускающей воду сырой, глинистой подстилкой. Множество полей было каменистыми (ледниковый период, морена). Половина земель лежало в долине или на очень пологом склоне, другая половина на холме со стерильными склонами. Тем не менее, следов эрозии не было.
Маленький ручей змеился по долине и частично его русло было коррегировано. На холме много источников. Климат типичный для широты Нью-Йорка с жарким, сухим летом, до двух месяцев длящимся сухим периодом, часто очень холодной, морозной зимой, мало снега, влажная весна.
Последние годы сухими были осень и зима, 520—720 мм в год. С физической точки зрения, главным было улучшение структуры и дренаж. Предприятие явилось хорошим примером в развитии почвы при хорошем и плохом дренаже. Примерно одинаковое количество полей принадлежало к каждой группе.
Часть осушительных каналов была вырыта с помощью динамита (1947 и 1948), другая часть с помощью механического перемещения грунта (1951) и в редких случаях были проложены дренажные трубы, поскольку это мероприятие слишком дорогое. Результатом этих работ явилось существенное улучшение. Дренажная программа ещё не окончательно завершена.
Последовательность выращиваемых культур была консервирующей, т. е. с длительными паузами покоя, улучшающей. За силосной кукурузой вместо корнеплодов (для возделывания свеклы климат был слишком жаркий и сухой в летние периоды) следовали либо озимая пшеница, либо озимые зелёные удобрения с рожью.
В пшенице высевалась клеверо-травяная смесь весной или, если осень была слишком сухой и зима бесснежной, после зелёных удобрений овес с клеверо-травяной смесью. Луга и клевер вначале сохранялись на два, потом на четыре-пять лет, и затем распахивались.
После распашки засевались: суданской травой и соей (для сена и летних пастбищ). Придерживались следующего правила: три года пахотная земля для злаков, включая кукурузу, четыре года луг, то есть некий вид семилетней последовательности культур.
Навоз после биологически-динамической обработки давался один раз в семь лет, а именно, 25 тонн на гектар, перед кукурузой. На плохих лугах на третий год ещё раз давался навоз, 12 тонн на гектар поздней осенью или зимой.
Вследствие очень сухих периодов чёрные борозды на лугах и пастбищах применялись только в редких случаях. Мы считаем сою идеальной зелёной кормовой культурой на свежераспаханных полях, поскольку она подавляет сорняки и оставляет после себя тонкую комковатую почву.
Эта последовательность культур лучше всего подходит для программы молочного хозяйства, поскольку она поставляет все зелёные и сухие корма, а также немного зерновых. Мы постоянно наблюдали, что после применения препарата «хорндунг» (Horndung, удобрение из рога) (500) наступает значительное улучшение почвы. Предприятие держит 26 молочных коров и 14—16 телят разного возраста.
Сельскохозяйственный департамент США поставляет для «Soil Conservation» кальциевые и фосфорные удобрения. Вынуждают это принять (не посредством закона, но работой локальных комиссий), если хочешь участвовать и в прочих мероприятиях по поддержке и улучшению почвы.
В последние годы необходимость в извести отпала. Причины этого освещаются в другой части нашего сообщения. Вначале мы применяли на некоторых полях по 2 тонны извести на гектар в период перестройки, всегда в связи с удобрением навозом.
Далее применялось ровно столько, сколько необходимо, чтобы навоз в стойле посыпать тонким слоем (как пирог сахаром). Это соответствует 5—10 килограммам в день или 25 кг на гектар. Это «искусственное удобрение» единственное, которое применялось, и только на полях, удобрявшихся навозом (т. е. 5—10 кг извести на тонну навоза).
Кальциевой или фосфорной недостаточности или закисления в течение этих лет не наблюдалось ни в почве, ни в растениях. Мы ещё в дальнейшем будем обсуждать эту проблему. Никаких покупных минеральных удобрений с примесью минеральных веществ в продолжение 10-летнего развития почвы не требовалось.
Поскольку здесь речь идёт только о сообщении фактов, мы не будем здесь вдаваться в дискуссию на тему «за» и «против».
Первой и главной целью хозяйствования было повышение органической субстанции (гумуса). Тогда уже можно было спокойно смотреть, что ещё нужно для дальнейшего. Автор ни в коем случае не хотел бы догматического изложения и хотел бы только предоставить говорить самим фактам.
Консервирующая последовательность культур сделала возможным, чтобы одноразового внесения удобрений 25 тонн на гектар хватало бы на 4—6 лет, прежде всего, на полях с хорошим дренажом. При этом методе улучшение почвы велось с расчётом на долгую перспективу.
(Примечание: там, где применяется более короткая последовательность культур, естественно, удобрять нужно чаще. Молочное хозяйство является идеальным для улучшения почвы). Если судить об улучшении почвы только из года к году, нельзя сделать об этом никакого решающего заключения.
Иногда применение навоза не даёт никакого результата при почвенном анализе, иногда не сказывается на результатах применение извести или фосфатных удобрений. Удобрение навозом часто даёт первые результаты, устанавливаемые анализом почвы, только на следующий год. Но где применяется препарат «хорндунг», результаты проявляются в том же году.
Прогресс особенно значительно проявился в последние годы. Между отдельными годами наблюдались значительные колебания между улучшением и ухудшением, то есть развитие шло не по прямой линии, но наблюдался временами регресс, в общем же с постоянным улучшением.
Колебания были обусловлены многими факторами, а именно, сыростью и сухостью поля, сырым или сухим годом, культурным состоянием поля, обработкой почвы и, прежде всего, соответственно менялось достояние гумуса. Различие, «сырого» и «сухого» было решающим фактором.
Это сообщение содержит исследования почвы с 1947 по 1954 г., проводившиеся: ежегодно. Методы исследования описаны в конце.
Результаты программы улучшения проявлялись только постепенно. Более чем 25-летний опыт работы автора при различных условиях показал, что восстановление покинутых и истощённых почв требует многих лет работы. Загубить почву можно очень быстро, но для восстановления требуется искусство и наука.
Почвы с низким содержанием гумуса (ниже 2 % органической субстанции) при благоприятных погодных условиях показали быстрое улучшение, которое замедлилось при достижении 3—4 %. Почвы с 2—3% органической субстанции реагировали медленнее, и заметное улучшение наступило только тогда, когда последовательно стали проводить биодинамические методы.
Вообще требуется 5 лет при благоприятных и 7 или даже 10 лет при неблагоприятных условиях, чтобы достичь цели. Всякая почва может быть улучшена при благоприятных условиях влажности. Сухие периоды являются тяжелейшим препятствием.
Первый шаг в улучшении проявился в урожае, прежде всего, в белковом содержании пшеницы, кукурузы, силоса, а также в минеральном содержании, особенно микроэлементов в содержании витаминов А и С. Количественные улучшения наблюдались уже в 1948 году.
В это же время, уже через три года и ещё больше позже клевер и люцерна стали размножаться самопосевом. Позже можно было наблюдать, что на пастбищах клеверно-травяная смесь стала удерживаться дольше, например, 4-6 лет против прежних 2-3.
Было очень трудно восстановить старые, истощённые луга и пастбища, тогда как путь распашки и нового посева казался более перспективным. Распашка и обработка плохо проветриваемых, покрытых коркой почв, а также заилённых, является необходимостью.
Тогда происходит улучшение качества зелёных и сухих кормов, меньшее количество корма даёт больше молока. Наконец, пошло количественное возрастание урожая. К сожалению, современный крестьянин обращает внимание только на последнее и полностью просматривает качество кормов.
Первое увеличение урожая наблюдалось с силосной кукурузой. Мы рассчитываем на 70-90 дневный период роста для готовой на силос зеленой кукурузы. Вначале урожай составлял 17-25 тонн на гектар. Сейчас мы собираем 43-50 тонн на гектар, даже в сухие годы. В последние годы удавалось собирать до 80 тонн силоса с гораздо меньшей площади, чем вначале.
Вес урожая существенно определяется погодой и влажностью воздуха. В нашем случае урожай зелёной массы с улучшенных полей в сухие годы был таким же хорошим, как и в сырые; в то время, как у соседей поля выглядели уже бурыми и сухими, наши ещё были в полном порядке.
Урожай пшеницы в сравнении с европейскими и, прежде всего, голландскими урожаями, был, вследствие сухого климата, меньше, и составлял в среднем 2500 кг на гектар, тогда как средний урожай в штате Нью-Йорк составлял 1700 кг на гектар. Длительные сухие периоды на сухих полях понижали урожай. То же происходило в сырые годы на полях с плохим дренажем.
Луга для сенокоса улучшались медленно, и высокие урожаи установились только в последние годы. Периоды засухи и жары часто делали невозможным второй покос, тогда осенью эти луга использовались под пастбища, иногда покос производился даже осенью, если шли дожди. Среднеевропейскому фермеру это может показаться своеобразным.
Новый способ ведения хозяйства может стать понятным новичку только спустя годы. Урожай сена — если все идёт нормально — составляет примерно 2,5—5 т на гектар. В 1953 году в среднем собрали 6,3 т на гектар. Мы считаем это нижней границей. Затраты на покупку кормов соответственно сократились на две трети при том же содержании скота (немного докупалось комбикормов).
О состоянии здоровья скота можно судить по тому, что на предприятии за 10 лет не было ни одного случая туберкулёза и ни одного «реактора». Вначале некоторые коровы болели бруцеллёзом. Но с 1948 года не было ли одного случая бруцеллёза, только государственным тестом был отмечен один случай подозрения на «реактора».
В 1949 году ещё были заболевания бесплодием (1,23 раза корова приводилась к быку против 1,58 в лучших стадах на лучших почвах, при среднем значении 2,5 на других предприятиях. Сегодня на американских б-д предприятиях не знают проблемы стерильности и только слышат о ней от соседей. В последние годы вместо комбикормов прикупали немного сена люцерны.
Производство молока несколько упало. Коровы просто не стали есть так называемое хорошее, но чужое сено люцерны. После перехода на собственное производства сена молочная продуктивность стала возрастать. «Хорошее» сено люцерны было снова продано, и все участники были довольны.
Такой же опыт имели другие биодинамические фермеры области. 23 молочные коровы (пёстро-чёрные) произвели в 1948 году 92348л молока. Улучшение проявилось в состоянии здоровья животных и в производительности, прежде всего обусловленное улучшением качества кормов. В 1953 г. 20 молочных коров произвели 95670 литров молока. (Среднее 1948: 4015; 1953: 4784 литра).
Содержание белка в кукурузе, силосе и сене повышалось. У пшеницы держалось на уровне 13—14% (При среднем по области 11%).
Ход равномерного улучшения почвы прослеживался анализом почвы. В первые три года анализ делался то там, то здесь. С 1947 года постоянно и регулярно проводился анализ на 20 различных полях. Пробы почвы каждый раз брались весной после высыхания почвы и отступления зимних морозов. В это время значение наименьшее.
Есть сезонные колебания, которые нужно учитывать, с минимумом в конце зимы и начале весны и в сухие периоды июля и августа. Высшее значение на том же поле наблюдалось в мае и в теплом и влажном октябре. Поэтому для сравнения годятся пробы, взятые в то же время года. Мы брали пробы в конце марта. Никакой почвенный анализ в марте не может сравняться с маем или июнем.
Сезонные колебания на одном и том же поле зачастую бывают больше, чем различия между полями. Кто этого не учитывает, будет впадать в заблуждения и делать ложные выводы, как это часто бывало в прошлом.
Колебания, которые мы наблюдали при анализе проб при одинаковых условиях — а только такие мы и принимали во внимание — показывают постепенный сдвиг вверх. Но вообще наблюдаются движения в ту и другую сторону. Поэтому необходимо оценивать движение вверх и вниз, то есть направление сдвига.
Через некоторое время достигается состояние равновесия. Оптимальное (наилучшее) состояние не всегда наивысшее. Это нужно учитывать. Когда достигнуто состояние равновесия, то есть оптимальное состояние, сухость и влажность не дают таких различий, как при лабильных низших значениях.
Целью сознательного и опытного фермера является достижение такого состояния равновесия. Результат проявляется во многих вещах, например, в упрощении обработки почвы и равномерности урожая. Заботы фермера уменьшаются.
Улучшение гумусового содержания почвы выражается следующими цифрами:
1. Процент полей с различным содержанием гумуса с 1947 по 1954
Таблица дает процент полей, принадлежащих к каждому классу по годам.
% органической субстанции 1947 1948 1949 1950 1951 1952 1953 1954
1-2,9 24 22 26 18 26 4 0 1
3-3,9 47 44 32 36 57 48 36 12
4-4.9 29 28 27 41 17 39 52 60
5 и более 0 6 5 5 0 9 12 27
Это действительные цифры. Сдвиг из года в год очень характерен, особенно если сопоставить наблюдения полей с плохим и хорошим дренажем и в сырые и сухие годы. Эти данные приведены в таблице II. Здесь же дается процентное содержание полей по группам, причём мы наблюдаем колебания в ту и другую стороны, или же мы видим отсутствие характерных изменений (н в таблице означает, что нет ни одного поля, принадлежащего к данной группе).
II. Нарастание; и убывание гумусового содержания при различном дренаже и в годы с различной влажностью.
Направление развития полей каждого класса в %.

Вид дренажа

Погодные условия года

Нарастание % органической субстанции

Убывание % органической субстанции

Нет изменений % органической субстанции

1-3

3-4

4-5

5-6

1-3

3-4

4-5

5-6

1-3

3-4

4-5

5-6

плохой

влажный

0

0

100

50

100

100

0

0

0

0

0

50

плохой

средний

0

43

100

н

100

43

0

0

0

14

0

0

плохой

сухой

0

29

81

100

100

57

13

0

14

14

6

0

хороший

влажный

16

60

100

н

32

40

0

н

52

0

0

н

хороший

средний

0

18

86

100

50

64

14

0

50

18

0

0

хороший

сухой

0

50

60

50

100

37

20

25

0

13

20

25

Колебания или тенденция к нарастанию и убыванию содержания гумуса весьма значительны. Прежде всего, оказывается, что поля с низким содержанием гумуса (2% и ниже) и недостаточным дренажем во влажные годы не показывают никакого улучшения. Только в сухие годы наблюдается их прогрессирующее развитие. Этим объясняется, почему так трудно при таких условиях достичь улучшения. Этим объясняется также, почему такие поля, на первый взгляд, так хорошо реагируют на удобрения, даже на минеральные удобрения, то есть такие, которые тотчас или в продолжение небольшого периода могут раствориться.
Все виды навоза и компоста, а также зеленые удобрения образуют основу улучшения на этой ступени. Однако все старания остаются бесплодными без хорошего дренажа. Осушение сырых полей абсолютно необходимо. Но оно, естественно, должно производиться осмысленно и планомерно.
Без коррекции водного равновесия на полях невозможно построить хорошего гумуса. Это не теоретическое учебное положение, но горький практический опыт. Автор идёт так далеко, что говорит, что никакие расходы на дренаж не являются чрезмерными, ибо они рассчитаны на далекую перспективу.
Хороший дренаж должен предшествовать всем другим мероприятиями и даже удобрению, ибо последнее может успешно действовать только на такой основе. Попутно добавим, что разрыхление грунта и хорошее проветривание почвы вследствие правильной обработки также является основой успеха. 100% регресса сырых почв с низким содержанием гумуса нельзя исправить даже применением больших количеств навоза и компоста, пока не удается повысить содержание гумуса.
Но это возможно только на хорошо проветриваемых почвах с хорошим дренажем, и то вначале дело идёт медленно. Автор видел многочисленные поля в различных странах и областях, в особенности тяжелые, глинистые почвы, которые год за годом «проглатывали» навоз, не обнаруживая при этом ли малейшего улучшения.
К этим трудностям добавляется то, что сырые почвы в сухое время года отвердевают и покрываются коркой, и поэтому только тогда успешно функционируют, когда они хорошо обработаны и проветрены. Если мы почву будем рассматривать как живую систему, при взаимном влиянии различных условий (к уже перечисленным следует добавить структуру, почвенную жизнь, методы обработки), тогда мы уже поймем предмет лучше.
Легкие, песчаные почвы ведут себя в этом отношении лучше и могут быть быстрее улучшены. Они реагируют быстрее, предполагается, что они более старательно обрабатываются, и не слишком надолго остаются открытыми, то есть не слишком долго злаковые идут за злаковыми. Для этих почв сырость, вследствие опасности закисления, также является смертельным врагом, как и сухость без почвенного покрова.
Болотистые и торфяные почвы, несмотря на высокое содержание влаги и несмотря на высокое содержание органической жизни, являются самыми трудными. Опыт и искусство фермера единственно являются решающими при низком содержании гумуса. Одни только удобрения не помогут. Надеяться только посредством удобрений улучшить плохие сырые почвы, или даже хорошие сырые почвы — это самообман.
При высоком содержании органической субстанции (4—5 процента) недостаточность дренажа может быть частично сглажена применением органических удобрений, если одновременно проводить правильную обработку почвы. Однако, также и здесь часто наблюдается разрушение в сухие годы и на сухих полях. Такие экспонированные поля легко «выгорают».
Согласно нашему опыту, почвы с содержанием гумуса 5% хорошо сохраняются и при плохом дренаже и улучшаются даже в сухие годы. Также хорошо сохраняются поля с содержанием гумуса 4—5%. В средние годы они, по крайней мере, не теряются.
Для европейского читателя можно здесь добавить, что среднее содержание в почвах США сегодня составляет 1,5%, первоначальное же содержание в девственных почвах сос­тавляет 4—6%. В научных сельскохозяйственных кругах до сих пор придерживались воззрения, что невозможно восстановить состояние девственной почвы. С нашей биологически-динамической точки зрения можно возразить: это возможно, если хотят.
С нарастанием содержания гумуса почвы становятся более стабильными и устойчивыми и менее проявляют тенденцию к вырождению; особенно же так можно лечить сырые почвы. Сухие или, лучше сказать, пересохшие, слабые почвы после длительного сухого периода (как летом, так и зимой) обнаруживают потери гумуса, что можно удержать только усиленным удобрением навозом, компостом, зелеными удобрениями и почвенным покровом. Почвенный покров в любом случае препятствует этим потерям.



edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная