Но более детальные характеристики мы сейчас посчитать не смогли
Учебные материалы


Но более детальные показатели мы сегодня посчитать не смогли



Карта сайта leprotextile.ru
К сожалению, расчеты, которые производятся на уровне первого знака классификации ОКВЭД, имеют мало смысла. Но более детальные показатели мы сегодня посчитать не смогли. Я еще буду говорить о том, что у нас такого ро­да усилия предпринимаются, мы надеемся войти в число участников международного статистического проекта KLEMS и что это принесет свои плоды. На следующем слайде показаны основные выводы, сделанные в докладе McKinsey Global Institute в 1999 г. Если мы пройдемся по выделенным тогда основным проблемам, то надо признать, что с тех пор ситуация кардинальным образом не изменилась, и мы сегодня имеем примерно те же проблемы, с которыми сталкивались и тогда. Хотя по ряду направлений все-таки достигнуты существенные успехи.
Я бы отметил это и в части корпоративного управления, хотя борьба за контроль над собственностью продолжается. Несмотря на то, что все сейчас говорят, что российская финансовая система крайне слаба и что мы не смогли создать эту систему и поэтому несем сегодня такие большие потери от кризиса, лично я с этим выводом не согласен: макроэкономическая ситуация последние годы была благоприятной, финансовая политика – ответственной.
Если вы посмотрите данные относительно развития банковской системы в последние 10 лет, показатели российских финансовых рынков, динамику ка­питализации в последние годы и, самое главное, рост финансовой инфраструктуры, рост числа специалистов в области финансов, то увидите, что мы достигли немалых успехов. Эти успехи должны были быть намного больше, но чудес не бывает, и поэтому нам приходится считаться с тем, что есть на самом деле.
Что же касается проблемы неравенства в условиях конкуренции, то она как была, так и осталась, если не усугубилась. Теперь я подхожу к выводам раздела «Производительность должна расти быстрее». Расчеты производственной функции, произведенные В.А. Бессоновым за эти годы, показывают, что вклад рабочей силы в прирост ВВП составлял 2,2% в год, и только в 2007 г. численность занятых достигла пика, по-моему, 68 млн. человек. Основные фонды росли медленно, несмотря на значительные инвестиции – 1,1%. Совокупная факторная производительность давала вклад 5%.
Что нас ожидает в будущем? Сокращение численности населения в трудоспособном возрасте к 2017 г. произойдет на 9,7 млн. человек, притом что будет умеренный приток мигрантов. За год сокращение численности работников будет равно примерно 1%. Обращаю ваше внимание, что роста 2% с лишним, который наблюдался в предшествующий период, не будет. Ожидаемый рост основного капитала примерно такой же по многим причинам, в том числе потому, что в эти годы доступ к капиталу будет не такой легкий, каким он был в последнее десятилетие. Для того чтобы мы достигали прежнего темпа роста экономики, нам придется иметь рост производительности не менее 6% в год. Это очень высокие показатели, очень амбициозные, они указаны в концепции долгосрочного развития до 2020 г., которая утверждена правительством.
Наши оценки показывают, что максимум ожидаемого роста ВВП при прежних темпах роста производительности не превысит 4,1%. А с большой вероятностью темпы роста будут еще ниже, потому что нам серьезно надо думать о тех факторах, которые могут быть задействованы в росте производительности в России. Здесь мы упоминаем основные факторы, которые следует проанализировать с точки зрения роста производительности.
Пройдемся по этим основным факторам. Должен отметить инвестиции в обновление основного капитала, в освоение лучших мировых технологий. В данном случае, чтобы разграничить первый и второй пункты этого списка, хочу обратить внимание, что в первом пункте имеется в виду прежде всего заимствование лучших мировых образцов, второй пункт уже предполагает создание «инноваций для рынка», повышение роли расходов на научные исследования и разработки в структуре ВВП.
Что касается инвестиций, то у нас поставлены очень серьезные и, я бы сказал, амбициозные задачи. Прежде всего, имеется в виду повышение уровня накоплений до таких показателей, которые до сих пор у нас не наблюдались – 28%. Эти показатели не превышали 20–21%. Соответственно возникает вопрос относительно того, как мы справимся с этими задачами и какова эффективность инвестиций.
В новом докладе McKinsey обращается внимание на то, что основные показатели эффективности инвестиций в России не слишком велики. В част­ности 1 кВт установленной мощности на угольных тепловых электростанциях обходится в 2500 долл., а в Европейском союзе – в 1800. Мы попытались провести специальное исследование, интересовались у самых разных людей, некоторые специалисты сказали, что проектная стоимость у нас не выше, чем в Европейском союзе. Здесь есть люди, я их вижу, которые могут либо подтвердить, либо опровергнуть то, что я сказал.
Другие специалисты сказали, что если брать фактическую стоимость, которая получается тогда, когда соответствующие станции сдаются в эксплуатацию, то эти цифры, которые приводит McKinsey, справедливы. Один километр автодороги высшей категории, как вы видите, у нас тоже стоит намного дороже. Перед нами очень сложная задача, касающаяся инвестиций. При том, что объем инвестиций будет более ограничен, чем до сих пор, мы должны добиваться существенного повышения эффективности, и, конечно, было бы желательно и повышение доли накоплений в основной капитал. Насколько это удастся – трудно сказать.
Что касается инноваций, у нас сейчас инновации стали модой, в основу государственной политики заложен тезис о переходе к инновационной экономике. Я бы хотел сказать, что это тоже довольно сложная задача. Она определена совершенно правильно, у нас нет другого выхода, я хотел бы это подчеркнуть. Я глубоко убежден, что Россия должна строить свое будущее в какой-то части и на добыче полезных ископаемых, и на традиционных отраслях, но главная задача – создание инновационной экономики и создание предпосылок для того, чтобы она работала на уровне, конкурентоспособном с другими странами. Но при этом мы должны учесть, что исходное состояние более чем слабое.
Я привожу данные, которые показывают, что по доле новой инновационной продукции для себя и для рынка в общем объеме продукции Россия находится пока, в сравнении по крайней мере с европейскими странами, в довольно плачевном состоянии. Я полагаю, что здесь играет свою роль следующее обсто­ятельство. Во-первых, это то, что пока заимствования технологий гораздо вы­годнее, чем создание собственных инноваций. Поэтому я не стал бы драматизировать ситуацию. Но в то же время должен сказать, что это задача исключительной важности и сложности, которая потребует много времени.
Я бы здесь отказался от нашей традиции «шапкозакидательства», что вот немедленно начинаем и завтра все уже сделаем. Так тут не выйдет, тут нужно терпение, тут нужна стратегическая линия. Инновационная экономика – это в значительной степени другая культура, это вещи, которые выстраиваются по­колениями, а не за одну пятилетку.
Табл. 3 иллюстрирует тезис о том, что мы заимствуем и осваиваем заимствованные технологии в гораздо в большем масштабе, чем создаем сами. Я го­ворил уже о том, что на самом деле ничего ужасного в этом нет, это закономерное состояние для той фазы развития, на которой мы находимся.

Таблица 3.



Производительность труда в России в 1997 г. и возможное ее повышение


Отрасли

Уровень США 1995 г. = 100%

Необходимые
инвестиции
(за 5 лет),
% к добавленной стоимости

производительность труда 1997 г.

возможная производительность труда после реализации рекомендаций

Черная металлургия

28

90

6

Цементная
промышленность

10

50

12

Нефтедобыча

15–25*

70

5

Молочная
промышленность

10

70

10

Кондитерская промышленность

15

30

10

Жилищное
строительство

10

60

3

Розничная торговля

15**

50

2

Гостиничные услуги

15

50



В среднем по обслеобследованным отраслям

20

65

5

* 15% – оценка с учетом более благоприятных условий добычи в России.
** По исследованию [Швакман, 2009].
Источник: [Экономика России… 1999, с. 7, 18].

Таблица 4.



Соотношение производительности труда
в России и США (уровень США = 100%)


Виды деятельности (ОКВЭД)

2003 г.

2007 г.

Сельское хозяйство, леснолесноее хозяйство, охота и рыбоводство

17

14

Добывающая промышленность

11

20

Обрабатывающая
промышленность

6

8

Строительство

9

19

Транспорт и связь

6

7

Оптовая и розничная торговля

12

16

Гостиницы и рестораны

11

17

Источник: данные Росстата и Bureau of Labor Statistics, USA. Расчеты выполнены А. Салминой.
Эти данные позволяют сделать вывод:


  • за последние 10 лет существенного сближения уровней производительности труда в США и России скорее всего не произошло;

  • нужно улучшать российскую статистику.

Табл. 4 иллюстрирует то положение, что в отношении трудовых ресурсов и производительности нам нужен качественный перелом. До сих пор мы имели традиционно, всю историю России, труд как недефицитный и недорогой ресурс. Я прошу вас оценить это обстоятельство, потому что в будущем нам придется считаться с тем, что труд будет дефицитным и должен быть квалифицированным. Мы должны добиться того, чтобы цена каждого человека как носителя определенных компетенций, квалификаций должна быть в разы выше, и, значит, труд должен быть дорогим. Занятых сейчас в возрасте от 15 до 72 лет 63%, это примерно то же самое, что в ОЭСР, значительных резервов для повышения занятости нет.
Я хочу обратить внимание на то, что нам предстоит добиваться более высокого уровня образования, и, значит, большее количество людей в течение большего времени будут учиться, это также будет сказываться на тех, кто будет работать. Годовая продолжительность рабочего времени в России сейчас оценивается в 1800 часов, это столько же, как и в советское время, и столько же, как и в странах ОЭСР. На самом деле мы имеем трудовую нагрузку, если считать работу не только на предприятиях, но и дома, и на личных подсобных участках, выше, чем в других странах нашего уровня развития. Трудовая активность женщин одна из самых высоких в мире. Поэтому рассчитывать на то, что нам как-то удастся выезжать за счет этого фактора, также невозможно.
Что касается структуры занятости, то у нас наблюдается в последние годы очень интересное явление. Численность работников в секторе, который мы назвали формальным – в статистике это называется крупные и средние предприя­тия и зарегистрированные малые предприятия, – мы наблюдаем рост производительности и сокращение занятости. Вы видите здесь, в общей сложности, если не принимать во внимание бюджетный сектор, на 4 млн. человек за 10 лет сократилась занятость.
А куда она делась? Это неформальный сектор, где произошло увеличение занятости с 13 млн. до 23 млн. Это тревожный сигнал, он свидетельствует о том, что в более производительном секторе предприятия не склонны создавать новые более производительные рабочие места. Если мы сравним нашу ситуацию с Центральной и Восточной Европой, то рост производительности там идет в основном за счет замещения менее производительных рабочих более производительными. У нас такая тенденция наблюдается внутри формального сектора, но численность неформального сектора растет. Можно было бы рассчитывать на то, что в неформальном секторе – малые предприятия. Там ситуация улучшается за счет того, что, может быть, увеличивается доля инновационных предприятий, т.е. таких, которые опираются на более свободный режим рабочего времени и имеют более высокую производительность.
Я специально здесь привожу данные относительно сопоставления производительности США и ЕС, полученные на базе проекта KLEMS, в котором мы намерены принимать участие в будущем. Они показывают, что темп роста производительности в США намного выше, чем в Европе, в том числе за счет опережающего роста объема бизнес-услуг, выполняемых в основном небольшими фирмами, относимыми к экономике знаний.
Здесь показана доля занятости в этом секторе. Но проблема заключается в том, что у нас занятость в этом секторе намного меньше, чем в США и Европе. В основном это примитивный труд, примитивные технологии, и как добиться изменений – довольно серьезная проблема.
Теперь о модернизации образования. В нашем образовании есть очень серьезные проблемы, которые связаны в основном с тем, что запросы со стороны населения в отношении уровня образования намного превышают то, что им предлагает и требует экономика. Можно сказать так, что люди хотят работать на квалифицированных и хорошо оплачиваемых рабочих местах (я уже говорил о проблеме с рабочими местами), но им предлагается в основном занятость на архаичных рабочих местах, с устаревшими технологиями. У нас складывается ситуация некоторого избытка образованности, по крайней мере по числу лет, проведенных на школьной или университетской скамье. В результате у людей падают трудовые мотивации, складывается недовольство жизнью. Это все вещи непростые.
Следующая тема – «Человеческий фактор». Мы говорим о человеческом факторе главным образом потому, что именно он распределяет, насколько нам удастся решить проблему производительности труда. Вопрос относительно того, будут ли эффективными инвестиции – пусть даже удастся собрать много инвестиций, – зависит от того, какое настроение будет у людей. Вопрос не в том, чтобы мы заставили людей, как на фордовском конвейере, быстрее двигаться, больше работать, больше физической энергии вкладывать, – здесь нужны совершенно другие факторы. Как люди себя чувствуют, как они мотивированы – это имеет огромное значение.
Я здесь называю основные вызовы, с которыми мы сталкиваемся. Это разрыв между формальными критериями (образование) и получением соответствующей компетенции. Компетенции у нас оказываются намного ниже, чем формальные критерии. Образовательная структура расходится с профессионально-квалификационной структурой рабочих мест. Мы по количеству формально об­разованных на первых местах, а по производительности – на низких местах. Мы это видели, такое состояние, по-моему, нигде в мире больше не наблюдается.
Надо сказать, что полученный работниками в системе образования запас компетенций и, соответственно, человеческого капитала не воспроизводится, не обновляется в течение трудовой жизни, и российский бизнес пока не проявляет интереса к тому, чтобы пополнять регулярно в течение всей жизни уровень компетенций, уровень подготовленности своих работников. Здесь очень серьезные проблемы.

Таблица 5.



Факторы низкой производительности труда
в России


  • Неравенство условий конкуренции

  • Проблемы корпоративного управления, в том числе борьба за контроль над активами

  • Слабость судебной системы (суд не способствует снижению неравенства условий конкуренции)

  • Недоверие к банкам, финансовой системе в целом, особенно после кризиса 1998 г.

Источник: [Экономика России… 1999].
Квалификация в России не оплачивается достойно. Получить среднее профессиональное образование непрестижно, это не ведет к увеличению заработка. Разрыв между средним профессиональным образованием и высшим образованием по оплате труда намного меньше, чем в других странах.
Вообще есть масса интересных моментов, я думаю, что эти моменты будут обсуждаться на семинаре, который в рамках конференции пройдет по проблемам образования. Там будет говориться, что те мотивы, которые раньше толкали российское население к повышению уровня образования, к приобретению компетенций, в значительной степени ослаблены, уже хотя бы потому, что сегодня примерно у 35% семей дети получают такой же уровень образования, как и их родители, а в 1930-е гг. разрыв между родителями и детьми был на два уровня выше по образованию.
Следующий вопрос относительно человеческого капитала и его характеристики. У нас очень часто ссылаются на то, что мы особые люди, что у нас другая система ценностей и что мы не в состоянии или не хотим или нам не надо, по разным причинам, строить свою жизнь так же, как она строится в других странах, которые добились бóльших результатов. Между тем мы реально видим, что наиболее высоких результатов в части производительности добились те страны, которые имеют более продуктивную систему ценностей, это прежде всего европейская культура. Эти споры до последнего времени оставались на философском уровне, о них можно было судить как угодно. К счастью, в последнее время производится большое количество исследований, социологических, психологических, которые позволяют сделать какие-то более обоснованные выводы, опереться на какие-то факты, а не просто выражать свои эмоции.

Таблица 6.



Вклад факторов в рост ВВП


Вклад факторов в рост ВВП в фазе восстановительного роста,
%, в среднем за год, 1999–2008 гг.

Рабочая сила – 2,2%

Основные фонды – 1,1%

Совокупная факторная производительность – 5%

Ситуация в среднесрочной перспективе

Сокращение численности населения в трудоспособном возрасте в 2006–2017 гг. –
9,7 млн. человек. За год – на 1%

Ожидаемый рост основного капитала – 1,1% в год

Рост производительности должен быть на 5–6% в год

Максимум ожидаемого роста ВВП (при прежних темпах роста производительности) – 4,1% в год

В работе В.С. Магуна и его коллеги М. Руднева приведена таблица, построенная на данных Европейского социального исследования, чрезвычайно ин­тересной работы, большого международного проекта, охватывающего 15 стран Европы; эти данные позволяют оценить различия в ценностях российского населения и других европейских стран. В данном случае в самом агрегированном виде ценности представлены в координатах двух осей. По оси абсцисс – открытость к изменениям и консерватизм, или стремление к сохранению нынешнего положения; по оси ординат – либо самоутверждение (я бы сказал, достижительность), а с другой стороны, выход за пределы собственного Я, более широкий альтруистический взгляд на мир.
Что мы можем сказать? Если говорить об открытости изменениям, то обратите внимание на эллипс. Он показывает, что Россия находится примерно в таком же положении, среднем, как и большинство стран Европы, не отличаясь от таких инновационных стран, как Финляндия, Великобритания, Германия и т.д. Что касается самоутверждения, то существует наше устремление к тому, чтобы улучшить свою жизнь – это результат бедности, результат определенных институциональных факторов, – то мы видим большую склонность к самоутверждению, к самореализации. В этом отношении мы попадаем в верхнюю часть оси и имеем показатели, близкие к Румынии, Словакии, Польше, Болгарии, т.е. к странам Восточной Европы. На мой взгляд, это все можно понять. Но это также говорит о том, что если бы у нас была возможность в течение, скажем, 30–50 лет нормально развиваться в спокойной обстановке и повысить свой уровень благосостояния и прочее, то мы также могли бы добиться больших успехов, и наша система ценностей, наши традиции нам бы не помешали.
Я заканчиваю свой доклад несколькими последними соображениями от­носительно институтов и того, что нам предстоит сделать в ближайшее время для того, чтобы те усилия, которые будут предприниматься для роста производительности в других направлениях, например, инвестиции, инновации и все, о чем я говорил выше – улучшение структуры занятости, рынка труда, образования, – были дополнены существенными изменениями в институтах. Причем я хочу подчеркнуть, если говорить об экономике непосредственно, то там нет нужды в каких-то больших реформах.
В сущности, нужно добиваться того, чтобы реализовались определенные принципы, для которых уже есть такая возможность в рамках существующей системы законодательства. Я не к тому, что я против реформ; просто сейчас этот вопрос не обсуждается. Моменты, которые играют самое большое значение для повышения производительности труда, для повышения инновационности нашей экономики, это те моменты, на которые я здесь обратил внимание: защита прав собственности, конкуренция и верховенство закона. Я специально привел несколько перефразированные слова Майкла Портера: «Институты должны создавать условия, при которых причиной преуспевания может быть только высокая производительность, а не контроль над ресурсами и не административные рычаги. Иначе стяжание ренты или монополии превратятся в доминирующую поведенческую модель». Постольку поскольку мы эти поведенческие модели в своей жизни наблюдаем, мы должны признать, что построение нормальной институциональной системы в России далеко от завершения. Прежде всего, это защита прав собственности.


edu 2018 год. Все права принадлежат их авторам! Главная